Острогорский Павел Петрович


Острогорский Павел Петрович
Острогорский Павел Петрович [1764 – 8 (20) VIII 1834, Петербург]. Сын священника из слободы Мерефы (ныне город Харьковской обл.); в 1773 (по др. данным, 17 сент. 1776) поступил в Харьковский коллегиум, где обучался «российской и латинской грамматике, поэзии, риторике, письменным сочинениям, арифметике, истории, географии, философии и богословию». 7 нояб. 1783 был отчислен из коллегиума в связи с направлением в СПб. учит. семинарию, куда был принят 20 нояб. и где обучался математике, физике и рисованию. 14 авг. 1786 О. был определен учителем 2-го класса частного Казанского уч-ща в Петербурге, а 18 окт. 1786 переведен на ту же должность в СПб. гл. нар. уч-ще. О. перевел «Анегдоты, или Достопамятнейшие исторические сокровенные деяния Оттоманского двора» М-А. Пуассон де Гомес (1787. Т. 1–2; время выхода в свет – февр. – сент.). В «Предуведомлении» он сформулировал основную мысль, которую должен был усвоить читатель этого сочинения: «Государство, управляемое властью, порабощенною страстям, не может иметь постоянного спокойствия. Государь, удовлетворяя собственным страстям, не радит о выгодах подданных. Часто без нужды общественной возбуждаются войны, сопровождаемые пагубными следствиями для народа; а иногда междуусобное возмущение, отвергающее скипетр правления, возгорается. В сей истории видны сего примеры». В переводе есть дополнения О., в т. ч. вымышленная авантюрная история, будто «Анегдоты...» были тайно извлечены из секретных летописей, хранившихся в кабинете тур. султана. Т. 3 и 4 оригинала остались непереведенными. Т. 2 был переиздан под загл. «Любопытные известия о отличнейших султанах: Магомете Великом и его сынах с чадами» (1790); посвящение подписано криптонимами О. и, по-видимому, его жены. Одновременно с т. 2 «Анегдотов...» вышла в сент. 1787 переведенная О. с нем. языка книга К. Меера «Испытание свойств чая и кофе, также и тех прозябений, которые вместо чая и кофе можно с пользой употреблять» (1787); перевод также неполон (отсутствует, в частности, раздел о кофе); вместе с тем О. значительно дополнил переведенный текст, добавил ряд примечаний и написал предисловие, в котором изложил биографию автора, остановившись особо на эпизодах его пребывания в России в 1760-е гг., в т. ч. в действующей рус. армии во время войны с Турцией. Эмоционально-приподнятый пересказ тех страниц книги Меера, где говорилось о патриотическом подъеме духа рус. армии, был, несомненно, откликом О. на события начавшейся 13 авг. 1787 новой рус.-тур. войны. Судя по одному из примечаний (с. 90–91), О. в 1787 переводил или самостоятельно компилировал книгу под загл. «Историческое, физическое, химическое и медицинское описание винограда»; этот не увидевший света труд должен был содержать «что <...> примечено отменное естествоиспытателями в винограде». В рекламном объявлении о выходе «Анегдотов...» и «Испытания свойств чая и кофе...» О. извещал, что в СПб. гл. нар. уч-ще «скоро будет издана превосходнейше описанная жизнь Иисуса Христа, и Епохи естества, творения славного Бюффона» (СПб. вед. 1787. 21 сент. № 76. С. 1024); этот замысел, принадлежавший, очевидно, самому О., не был осуществлен. Последним и главным трудом О. был сборник рассказов «Феатр чрезвычайных происшествий истекающего века...» (1790; 2-е изд. 1793). Из пятнадцати «созерцаний», составляющих книгу, двенадцать были, несомненно, переведены с нем. языка; они рассказывают о реальных происшествиях, случившихся в Германии, Франции и Австрии (в некоторых случаях с датировками: 1710, 1727–1728 и 1736). Источник, из которого они переведены, был, видимо, протестантским, полемически заостренным против католической церкви, о чем свидетельствует обличение монастырского разврата, корыстолюбия католических священников, инквизиции. Объектом насмешки в нескольких рассказах были невежество и суеверие. В рус. условиях актуальным было сатирическое «созерцание» о распутном учителе-французе. Некоторые тирады против невежества и суеверия (напр., с. 100, 138–141), призыв к наставникам юношества блюсти «благородную честность» (с. 118–119) и ряд др. нравоучительных рассуждений и замечаний относятся, по-видимому, к дополнениям и вставкам О. Три рассказа написаны, наверное, самим О. В одном из них («Уничиженная гордыня») высмеивается спесивый исп. дворянин, который, находясь в гостях у рус. помещика, «опятнал вообще всю Россию» и утверждал, что «русским языком только с попугаями можно говорить». Хотя эта история выдается за истинное происшествие, случившееся якобы в 1767 в Слободской губ. в имении некоего П. Ш., не исключена вероятность, что она представляет русифицированный иностранный анекдот. О наличии у этого «созерцания» литературных источников говорит реминисценция из посвящения к «Российской грамматике» М. В. Ломоносова: «... понеже де сим <испанским> языком не только с знатными мужами, но даже с Богом пристойно разговаривать» (с. 108). Традиционная для анекдотической литературы тема спеси исп. дворян дала О. повод к резкому отрицанию сословного неравенства: «Происшедший из ничтожества, ежели будет разумен, добродушен и явит пред всем светом собственностию знаменитые заслуги, должен пользоваться наравне с благородным Дворянством отличительными выгодами» (с. 103). Сюжет «созерцания» «Посрамленное невежество» – историю о «лейб-кампанце», опившемся чаю и заподозрившем своего хозяина в намерении его отравить, О. также выдает за действительное событие. Однако, по-видимому, он заимствован из литературного источника (точно так же в одном из примечаний к этому рассказу подлинным случаем с указанием даже точной даты (1751) представлен фольклорный анекдот о хозяйке, варившей из чая суп). Третьим оригинальным рассказом является «Удалая храбрость: Росс неустрашимый при крайности». Архаизированный стиль «Феатра...», на который, вероятно, повлияла семинарская риторика, вызвал резкое осуждение Н. М. Карамзина (Моск. журн. 1791. Ч. 2. Апр. С. 79–83). Современники, по-видимому, восприняли книгу как собрание неприличных рассказов, и она имела, кажется, скандальный успех: Карамзин указывает, что в Москве экземпляры 1-го издания были распроданы в один день. В научной литературе утверждалось (без указания источника сведений), что «Феатр...» запрещался цензурою, т. к. содержал эпизоды из жизни распутных монахов и священников. Этому противоречит факт появления в 1792 тит. издания. 2-е издание «Феатра...» имелось у А. Н. Радищева, который в 1800 подарил его в Боровске А. И. Самарину (см.: Смирнов-Сокольский Н. П. Рус. лит. альманахи и сборники ХVIII – ХIХ вв. М., 1965. С. 49. № 79; Татаринцев А. Г. А. Н. Радищев: Арх. разыскания и находки. Ижевск, 1984. С. 228–232). «Феатром...» закончилась литературная деятельность О. Он продолжал преподавать в СПб. гл. нар. уч-ще, а 5 февр. 1797 был назначен учителем логики и красноречия в Юнкерскую школу при Сенате. По отзыву учившегося у него Н. И. Греча, О. был «человек неглупый, умевший красно говорить и внушавший ученикам уважение и необходимый страх», «его очень боялись, хоть он не был суров, ни даже строг». О «Феатре...» он никогда с учениками не говорил, а они «вздумали было представить ему в числе школьных работ выписки из этой книги и просить его мнения о них, но побоялись» (Греч. Зап. (1930). С. 222). С 1 сент. 1805 О. преподавал логику, риторику и рус. язык в СПб. губ. гимназии; в окт. 1811 он был уволен от должности вместе с др. членами хозяйственного комитета гимназии в связи с обнаружившейся недостачей. В дальнейшем служил (с 23 февр. 1812) в М-ве внутр. дел столоначальником 2-го отд. Деп. гос. хозяйства и публичных зданий, а с 16 окт. 1816 и по день смерти – начальником 2-го отд. Деп. мануфактур и внутр. торговли, переданного в 1819 в состав М-ва финансов (РГИА, ф. 18, оп. 9, № 321; ф. 560, оп. 37, № 96, л. 141–145; ф. 730, оп. 1, № 48, л. 677 об.; № 50, л. 40; № 168, л. 4 об.–5; № 191, л. 8 об., 10 об.–11, 26 об.–27; ф. 733, оп. 20, № 112; ф. 1343, оп. 26, № 4592). «Сводный каталог» приписывает О. драму «Друзья соперники» (1782); между тем, она, согласно указанию на тит. листе, была «сочинена в Санкт-Петербурге 1781 году»; в это время О. еще учился в Харьковском коллегиуме. Лит.: Боброва Е. И. Краткий обзор собрания старослав. и рус книг XV–XVIII вв.: Отд. редкой и рукоп. книги БАН СССР // Тр. БАН и ФБОН АН СССР. 1955. Т. 2; Смирнов-Сокольский Н. П. Рассказы о книгах. 2-е изд. М., 1960; Хорунжая Я. Боялся известности... // Книжное обозр. 1985. 29 нояб. № 48.
В. Д. Рак

Словарь русского языка XVIII века. — М:. Институт русской литературы и языка. . 1988-1999.

Смотреть что такое "Острогорский Павел Петрович" в других словарях:


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.